+7 (499) 110-92-57  Москва

+7 (812) 490-75-26  Санкт-Петербург

8 (800) 222-78-21  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Криминализация отношений собственности в процессе приватизации

Что же касается мошенничества при приватизации в целом, то вследствие несовершенства нормативной базы и отсутствия соответствующего опыта у правоохранительных органов, приватизация повсеместно проводилась самими предприятиями на основе их балансовых счетов. Администрация предприятий была заинтересована в занижении этих данных, даже имели место случаи приобретения предприятия за бесценок с последующим свертыванием хозяйственной деятельности и перепродажей пакетов акций. Подобное произошло с крупнейшим машиностроительным предприятием Москвы – автозаводом ЗИЛ и его многочисленным региональными филиалами. Подобные нарушения в процессе приватизации привели к концентрации теневого капитала с целью получения контроля над крупнейшими предприятиями страны («Норильский никель», «Уралмаш», «Красноярский алюминиевый завод», «ЮКОС» и т.д.). Захватив контрольные пакеты акций, «теневики» во-первых, увеличили величину получаемых сверхдоходов, во- вторых, частично легализовали полученные в «черном» секторе ТЭ средства, в-третьих, получили дополнительные каналы для «перекачки» средств за рубеж, в-четвертых, получили реальные рычаги давления на муниципальные и региональные власти и рынки сбыта продукции (особенно в случаях градообразующих предприятий). Все это создало мощную финансовую базу ТЭ.

Не брезгуют теневики и поглощением и захватом предприятий. Такие фигуранты теневых экономических отношений получили название «рейдеры». Рейдер может быть «белым», если осуществляет приобретение собственности, оставаясь в рамках закона; «серым», если балансирует на грани и пользуется сомнительными трюками; и «черным», если практикует откровенное мошенничество и криминальные захваты. Но какой бы ни была масть захватчика, его небескорыстное внимание к предприятию сулит собственнику как минимум большие неприятности, а как максимум – полную потерю бизнеса и собственности. Функция рейдера – создать предприятию максимальное количество проблем, финансово истощить его, а затем забрать у собственников и директоров по дешевке, чтобы с тысячекратной прибылью (стандартно от 500 процентов и выше) продать предприятие или его имущество третьей стороне по ценам ниже рыночных через подставные компании-однодневки (в том числе и офшорные) без уплаты каких-либо налогов. Причем в сети новых русских «пауков» попадают предприятия, которые не требуют больших финансовых и интеллектуальных вложений, но зато могут быстро дать нужный экономических эффект.

Ярким примером криминального захвата собственности может послужить нападение 16 января 2004 года на ОАО «Экспериментальный научно-исследовательский институт металлорежущих станков». На территорию учреждения тогда ворвались около 50 человек с бензопилами и «болгарками», действия нападавших были быстрыми, профессиональными и скоординированными. Охрану института нейтрализовали почти сразу, все сотрудники были насильно выведены из помещений, железные двери оказались забаррикадированными. Все выезды с территории были перекрыты автомобилями «Газель». Заместителя генерального директора ОАО как заложника удерживали в машине. Как сообщили в пресс-релизе ЭНИМСа, нападавшие предъявили сотрудникам института фальшивые документы о том, что действуют по распоряжению нынешней дирекции и, не дожидаясь ответной реакции, сразу приступили к тотальному обыску помещений. Их интересовали учредительные документы, протоколы собраний акционеров и совета директоров, печати института. Только через два часа сотрудникам ЭНИМСа с помощью милиции удалось войти внутрь здания. В итоге налета все металлические двери и сейфы оказались вскрытыми, похищена научная и бухгалтерская документация. Из помещения 1-го отдела исчезли секретные документы государственной важности.

В общей же картине криминализации экономики можно выделить те ее узловые сферы, которые в наибольшей степени являются криминогенными зонами.

Наиболее привлекательной для преступников становится кредитно-финансовая сфера. Сосредоточение здесь денежных ресурсов делает эту сферу привлекательной для различного рода правонарушений, позволяя немедленно получить их конечный результат – денежный капитал. Можно констатировать факт существенной криминализации банковского дела, системы денежных расчетов, фальшивомонетничества, включая фальшивые ценные бумаги, банковские документы и др.

Все более криминальной сферой становится внешнеэкономическая деятельность, правонарушения в которой вызваны политической, экономической, социальной нестабильностью. К ним относятся незаконный экспорт богатого ресурсного потенциала России, использование дисбаланса внутренних и мировых цен для контрабандного вывоза стратегического сырья.

Криминализация отношений собственности разворачивается все в более жесткой форме. Наибольшее количество преступлений совершено в процессе приватизации госсобственности, например, одним лицом было куплено акций РАО «Газпром» на 2,5 млрд. руб.

Все более переходит в руки криминальных структур одна из важных сфер экономики – инвестиционная деятельность, что подрывает устои государства, отвлекает огромные ресурсы капитала из производственной сферы в другие, не позволяет создать условия для стабилизации экономики и дальнейшего подъема производственного потенциала России.

Практически захвачен криминальными структурами потребительский рынок. Значительный размах приобрели в этой сфере мошеннические операции путем заключения фиктивных договоров на поставку потребительских товаров, противоправное использование предоплаты, ущерб от которых оценивается триллионами рублей.

Широко распространены правонарушения в сфере информационных технологий, в частности, в сети Интернет (многочисленные порносайты; сайты, разжигающие национальную рознь; базы вирусов и т.д.), локальных сетях (промышленный шпионаж, «взлом» сетей), программного обеспечения (продажа контрафактных программных продуктов).

Все эти негативные моменты экономической действительности наряду с разрушением механизмов государственной власти повлекли за собой преимущественное инвестирование капитала в сферу обращения, «втягивая» в нее остатки производственного инвестиционного потенциала, т.к. размещение капитала в сфере обращения позволяет гораздо легче в сравнении с его производственным инвестированием осуществлять теневую деятельность.

Для представителей ТЭ как субъектов хозяйствования характерно криминальное экономическое поведение. Под экономическим поведением субъекта понимается система действий в сфере экономики, определенным образом мотивированная, имеющая в основе экономический интерес общества и обусловленная воздействием на человека экономической среды его функционирования.

Можно рассмотреть наиболее ярко выраженные факторы, способствующие криминальному экономическому поведению:

Ø криминальное экономическое поведение вызвано деятельностью тоталитарного государства и сохранившимися до сих пор отношениями бюрократического управления хозяйственной жизнью общества. В своей деятельности хозяйствующий субъект часто сталкивался со случаями чиновничьего рэкета, в связи с чем оказывался вовлечен в теневые экономические отношения (взятки, «проталкивание вопроса» в различных инстанциях и т.д.);

Ø сложившаяся теневая структура в экономике при переходе к рыночному хозяйству стала приобретать все более легальные формы, сохраняя ранее имевшиеся доходы от безналогового присвоения. Государство, частично освободившее предпринимателей от жесткого административного управления и контроля, не смогло защитить бизнес от воздействия криминальных структур, в результате чего нормой деловой практики становилось умение интегрироваться в систему организованной преступности;

Ø наиболее сильное воздействие на преступное поведение предпринимателей в сфере экономики оказало ослабление экономико-правового воздействия государства. Государство, вместо того, чтобы поддерживать и развивать правоохранительную систему, под влиянием криминального лобби нейтрализует деятельность правоохранительных структур, ликвидирует их прежний статус, влияние и возможности. Показательна в данном случае ситуация с лишением льгот сотрудников правоохранительных органов, в то время как банальный здравый смысл подсказывает: «Обеспечение безопасности и правопорядка – одно из основных условий нормального функционирования экономики.

Ø криминальные структуры умышленно дестабилизируют экономику, препятствуя исполнению невыгодных им законов и, как следствие, нормальному функционированию экономики. Наблюдаются активные попытки проникновения криминалитета во власть. Ярким примером является избрание депутатами и общественными деятелями лиц с уголовным прошлым. Не вызывает сомнения, какие «законы» они будут принимать и кому такие «законы» будут благоприятствовать.

Составляющие теневого механизма инвестирования:

· Незанятая рыночная ниша: наличие платежеспособного спроса на какую либо продукцию;

· Большой объем теневых средств у потенциального инвестора, который не может или не хочет их легализовать, вложив в недвижимость, в банк или другим способом;

· Система дочерних фирм вокруг материнской компании, на которой в действительности осуществляется инвестирование для сокрытия источника реального источника денег;

· Отделение финансовых потоков, связанных с инвестированием, от производства;

· Подставные лица: формальные инвесторы;

· Система неформальных договоренностей с местными властями, правоохранительными и контролирующими органами.

Приватизация в России: причины, пути, последствия

Приватизация в России: причины, пути, последствия

Приватизация является одним из важнейших преобразований при переходе к рынку и представляет собой особую систему экономических отношений, возникающих в связи с изменением формы собственности на средства производства: с «государственной» на «частную».

Это важно знать:  Узаконить пристройку к частному дому в 2020 году

Приватизация была нужна в России: во-первых, для ликвидации фактической монополии государственной собственности. Во-вторых, для передачи в негосударственную собственность нерентабельных производств, лежащих тяжелым бременем на бюджетах всех уровней (в тех случаях, когда такая передача была экономически и социально оправданна). В-третьих, для создания экономического фундамента изменившегося в стране политического режима.

Старт приватизации был дан несвоевременно, в условиях, когда в стране наблюдался и наблюдается до сих пор ярко выраженный экономический, политический, социальный и духовный кризис. Проведение приватизации эффективно только в условиях стабильности в экономике и обществе.

Основная цель приватизации состоит в повышении эффективности экономики. Историческая практика свидетельствует, что системы, базирующиеся на частной собственности, развиваются быстрее и успешнее, чем системы, в основе которых лежит государственная собственность.

В этих и других государственных документах были определены следующие цели приватизации:

  • § обеспечение равноправия в функционировании различных форм собственности;
  • § демонополизация производства;
  • § балансировка доходов различных групп и слоев населения;
  • § перераспределение доходов и имущества, создание класса собственников;
  • § развитие фондового рынка.

Решение целей и задач приватизации в России осуществлялось в два этапа.

Первый этап проходил с начала 1992 по конец 1994 г. Особенностями этого этапа стали:

  • — сверхвысокие темпы приватизации (например, в 1994 г. было приватизировано в среднем 75% предприятий торговли и бытового обслуживания);
  • — введение системы бесплатных приватизационных чеков на предъявителя (в народе такие чеки именовались ваучерами).

Эта система обеспечила безвозмездное выделение половины государственной собственности частным лицам. Явным недостатком данного способа приватизации стала его низкая доходность.

При рассмотрении результатов приватизации необходимо учитывать экономическую и социальную сферу. Российская приватизация носила массовый характер не только по своему содержанию, но по ее структуре и масштабам. Она была призвана обеспечить не только проблему увеличения эффективности отдельных предприятий, но коренное изменение отношений в собственности, т. е. решить задачи изменения экономического базиса общества. По факту же, страну захлестнула бесконтрольная приватизация, когда государственная собственность практически без нарушения закона стала просто передаваться частным лицам.

В результате приватизации в России сформировались негосударственный сектор экономики в короткие сроки, рыночные институты и новый корпоративный сектор экономики (рынок ценных бумаг, акционерные общества, банки, система институциональных инвесторов, страховые компании), произошло распределение юридических прав собственности на приватизированное имущество, при этом социальные конфликты были сведены к минимуму. Ряд стратегических целей приватизации не был достигнут. На практике приватизация государственной собственности в России была такой, что созданы, были, по сути, частные системы централизованного планирования, частные монополии, которые заменили централизованное планирование государства.

В федеральный бюджет поступило в 1992 г. 0,04 млрд р. Предоставление отсрочки платежа и рассрочки до трех лет, широко используемое в тот период, и значительные темпы инфляции (около 1300 % в 1992 г.) дает основание считать, что средства от приватизации в формировании доходов бюджетов составили несущественную долю.

В результате отсутствия профессионализма и неприменения опыта других стран произошло резкое снижение валового внутреннего продукта, продолжавшееся в течение ряда лет, резко перестроилась сама структура экономики и производства, а также увеличилось социальное неравенство. Социальное неравенство выражалось разрывом минимальной и максимальной заработной платы, способом получения денег и получением на данные средства необходимых благ.

Не менее негативными оказались последствия приватизации для наемных работников: рост безработицы, бесправие на производстве, деградация рабочей силы в профессиональном, физическом и нравственном плане и т.п. приватизация экономический демонополизация

Негативные последствия приватизации были приумножены такими действиями правительства, которые превратили ее в страну преимущественно сырьевой, а не современной индустриальной экономики. Это, помимо всего прочего, привело к росту ее зависимости от иностранного капитала и Запада в целом.

5) Существовали ли альтернативные пути и средства проведения приватизации (сравнение опыта России, стран СНГ и Восточной Европы)?

В конце 70-х — начале 80-х годов приватизация превратилась в общемировое явление. Более 80 стран мира приняли программы сокращения государственного сектора. Приватизация стала важнейшим элементом процесса экономического обновления постсоциалистического мира, развития частной собственности и на ее основе рыночного хозяйства. Смена социально-экономической модели потребовала, прежде всего, глубокой перестройки отношений собственности.

В рамках приватизации государственных предприятий тесно переплетаются политические, экономические и социальные мотивы, и процесс приватизации должен рассматриваться только как составная часть комплексного подхода к реформированию экономики. Процессы реформ, которые в последние годы с различной скоростью протекают в странах СНГ, Восточной Европы и др., охватывают такие сферы, как либерализация цен, реформа банковской системы, рынок капиталов и торговая политика. Реформы сопровождаются масштабным изменением правовых условий. По этой причине в ходе дискуссий на тему приватизации необходимо всегда учитывать количественные и качественные различия между странами, где

проводятся реформы, и странами Западной Европы. Кроме того, в конце 80-х годов страны Центральной и Восточной Европы находились на различных этапах экономического и политического развития, что существенно повлияло на условия перехода в каждой из этих странах.

Сравнительный анализ основных черт приватизационного процесса в Восточной Европе и в России показывает наличие общих тенденций:

  • 1) использование в качестве инструмента перехода к рынку коммерциализации и акционирования государственных предприятий;
  • 2) введение чековой (или купонной) системы;
  • 3) низкая доходность приватизации;
  • 4) аукционная продажа малых объектов.

Приватизация в развитых странах имеет ряд существенных отличий:

многообразие форм приватизации, индивидуализация и низкие темпы

приватизационного процесса, использование в качестве постоянного элемента государственного регулирования экономики.

Если принимать во внимание опыт иностранных государств, в том числе и Восточной Европы, то для России следовало бы применять следующую модель:

  • — акции может купить практически любой человек данной страны;
  • — приватизация должна проводиться гласно и удовлетворять экономические потребности всех групп населения;
  • — государство от продажи должно получить реальные денежные средства, которые пойдут на развитее экономики;
  • — соблюдение и контроль законов;
  • — системное повышение конкурентоспособности предприятий.

На практике эти идеи не были учтены, главным была скорейшая приватизация. В результате чего и произошли те негативные изменения в структуре экономике страны, о которых было сказано ранее (снижение ВВП, увеличение социального неравенства и др.)

Приватизация, которая проходит в условиях полного отсутствия рынка, при переходе от плановой к рыночной экономике играет важную роль в формировании конкурентного рынка. Но в любом случае необходимо учитывать мировой опыт приватизации. Обязательным при проведении приватизации является эффективное управление, привлечение инвестиций и формирование или сохранение средних слоев. Должна учитываться национальная безопасность и влияние на будущее страны.

6) Возможен ли пересмотр итогов приватизации в России? В какую сторону (частичная либо полная национализация, банкротство и т.д.)?

В то же время оценки экспертами итогов приватизации 90-х гг неоднозначны. Вероятно, и плюсы, и минусы текущей экономической ситуации в России являются следствием того периода.

Все же из основных путей пересмотра итогов приватизации выделяют три:

1. Вариант радикальный — «отобрать и поделить» — под таким названием проходят кампании «Другой России» Эдуарда Лимонова. «Конфискация, департация, национализация, — поясняет свою позицию Лимонов. — Бизнесмены, которые будут строить дороги, дешевые квартиры, нужны, то есть мелкий и средний бизнес, остальные — нет. Все должно вернуться в национальный бюджет — всему населению». Подобного взгляда придерживаются троцкисты, такие как, например, Российское Социалистическое Движение, членом которого был недавний фигурант политических скандалов Константин Лебедев.

Другую вариацию радикального пути — «отобрать и обобществить» — предлагают анархисты. В данном случае не сохраняется государство и, соответственно, нацбюджет — все переходит в руки народа непосредственно. «Мы за полное обобществление всей крупной собственности в руках самоуправляющихся трудовых коллективов. При этом института частной собственности и, следовательно, акционерных обществ не будет совсем», — пояснил представитель организации либертатных коммунистов «Автономное действие» Евгений Бузев.

2. Второй — увеличение доли государства в приватизированных компаниях, в том числе путем объявления ряда отраслей стратегическими. За такой путь высказался Александр Казаков, политолог, директор Центра либерально-консервативной политики им. П. Столыпина и П. Струве. Он отметил, что данные меры нужны в случае необходимости экономической мобилизации, например, при угрозе войны. «Тогда не должно быть приватизированных ж/д дорог, внутренних водных путей, авиационных узлов».

Это важно знать:  Процедура раздела приватизированого земельного участка собственником: заявление, порядок и правила

Борис Кагарлицкий также выступает за национализацию, отмечая, что сейчас мы пытаемся в рамках частной рыночной экономики использовать экономические структуры и мощности, которые к этому не предназначены. «Вся сырьевая, транспортная, научная инфраструктура, значительная часть машиностроения, оборонный комплекс должны быть национализированы», — считает эксперт.

3. Вариант более мягкий — единовременный налог с крупных собственников, именно его в свое время предлагал Путин и его же продвигает «Яблоко». В данном случае компании и их собственники сохраняются, просто однажды делятся с бюджетом частью своего капитала.

В этом же русле мыслит политолог Станислав Белковский. Он предлагает обогатившимся на приватизации заплатить некую разницу между текущей рыночной ценою приватизированных предприятий и той стоимостью, за которую они их приобретали. «Это распространенная в мире практика налога на неоправданное обогащение. На этом казна заработала бы несколько десятков миллиардов долларов и, главное, общество примирилось бы с приватизацией», — рассказывает эксперт.

Если говорить о том, возможен ли пересмотр итогов приватизации в России, то здесь однозначно можно сказать только то, что массовый пересмотр итогов приватизации не будет проведен. Об этом заявил глава российского государства Владимир Путин и добавил, что не исключено, что отдельные случаи приватизации могут быть расследованы правоохранительными органами.

Таким образом, приватизация 90-х смогла осчастливить лишь небольшую горстку наиболее предприимчивых россиян, и пересмотр ее итогов был бы, действительно, большим событием для политической и экономической системы России. При этом не факт, что с положительным исходом.

Приватизация в России, её этапы, особенности и социально-экономические последствия

СТРУКТУРНЫЕ СДВИГИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

ТЕМА 15.

15.1. Приватизация в России, её этапы, особенности и социально-экономические последствия.

15.2. Либерализация цен в России и необходимость финансовой стабилизации.

15.3.Выбор экономической стратегии и экономический рост. Современный этап развития экономики России.

Преобразования отношений собственности в России имеют свою предысторию, гораздо более короткую, чем, например, предыстория приватизации в Венгрии, Польше, Чехословакии. «Бархатные революции» — так называют революционные преобразования конца ХХ века в отличие от социалистических революций начала века — в странах ЦВЕ были подготовлены не только идеологически, но и на практике. В России мысль о передаче собственности в частные руки в середине 1980-х (уже «перестроечных») лет казалась недопустимой. Когда, по воспоминаниям Е.Г.Ясина, в рукописном варианте вышли в свет пять машинописных экземпляров книги Виталия Найшуля «Другая жизнь», никто серьезно не воспринял её главную идею: «надо всё раздать всем поровну!» А между тем, В.Найшуль был первым, кто высказал идею ваучерной приватизации.

Противоположный вариант – вариант быстрой приватизации –был предложен и защищался Л.И. Пияшевой. Она выступила как ультрарадикальный либерал, опубликовав нашумевшую статью «Чьи пироги пышнее?» Предлагалось отдать все трудовым коллективам немедленно и бесплатно! Этот вариант получил локальную реализацию в Москве, когда мер Г.Х. Попов (зав.кафедрой политэкономии экономического факультета МГУ) назначил Пияшеву начальником департамента, дав ей возможность реализовывать свои идеи. Малая приватизация в Москве, особенно в торговле, была осуществлена в значительной мере по этому рецепту. Опыт быстрой приватизации показал, что формальная быстрота приводит к таким последствиям, которые отличаются от ожидаемого эффекта. Первые опыты приватизации были тесно связаны с криминализацией бизнеса. Это происходило хотя бы потому, что права собственности не были закреплены.

Таким образом, предыстория приватизации охватывает период времени примерно в два года. Мы называем это предысторией главным образом потому, что первые опыты не знаменовали собой сколько-то значимого отхода от преобладания государственной собственности. Тем не менее, «лед тронулся».

Собственно приватизация в России, по признанию ведущих отечественных специалистов – транзитологов, проходит три этапа:

3.Современный этап (2000 по н.в.)

Каждый этап имел свои особенности по формам проведения, по декларируемым и реально достигнутым целям, на каждом этапе принимались свои законодательные акты.

Первый этап –массовая приватизация формальноначинается в связи с принятием Закона РСФСР от 3 июля 1991 г. «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР». К тому времени мнение необходимости рыночных преобразований победило, к тому же государственный бюджет 1991 года был исполнен на 56% по части доходов, и содержать госсектор в прежнем масштабе было просто не на что.

Одновременно был издан еще один закон, который должен был упорядочить этот процесс и исключить злоупотребления: «Закон РСФСР от 3 июля 1991 г. «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР». Этот закон предусматривал, что для каждого гражданина будет открыт именной приватизационный счет, на который будут зачисляться средства от государства, когда оно будет получать деньги за проданное имущество. Эти средства по закону нельзя было продавать другим лицам, допускался лишь переход права на использование именных приватизационных вкладов по наследству.

Вся эта схема не могла работать в принципе. Прежде всего потому, что покупать предприятия было некому. Не было платежеспособных покупателей. На счета – деньги? Откуда, кто заплатит? Предполагалось, что у населения есть сбережения, а их не оказалось в достаточном количестве.

Вот поэтому законы принимались в середине 1991 г., а периодизация начинается с 1992. Просто напросто, законы эти не могли быть реализованы . Вопрос о темпах приватизации оставался очень острым, дебаты не прекращались, и в итоге появился Указ Президента РФ (уже РФ) от 29декабря 1991г. «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий».

Ускоренные темпы приватизации в России политически были обеспечены тем, что Съезд народных депутатов Постановлением от 1 ноября 1991 г. «О правовом обеспечении экономической реформы» так усилил полномочия Президента, что всё законодательное регулирование реформ в стране вплоть до конца 1993 года стало осуществляться в форме указов Президента.

Государственная программа приватизации на 1992 г. – документ, по которому осуществлялись на первом этапе преобразования формы собственности – давала механизм реализации льгот работникам предприятий в ходе их приватизации. На общих собраниях они могли выбирать один из трех вариантов льготного приобретения акций. Заметьте, что этим документом отрицались предыдущие акты, которые предусматривали распродажу и зачисление средств на именные приватизационные счета всех граждан. Итоги выборов моделей приватизации предприятий были таковы, что с большим преимуществом победила так называемая «директорская модель». По её сценарию акции выкупались отдельными работниками, а не коллективом, как в двух других вариантах. Выкупать их надо было по цене в 1, 7 раза выше номинальной стоимости. Половину акций можно было оплатить ваучерами. Две трети коллективов выбрали именно эту модель[5], самую недемократичную, зато сулящую большую эффективность: купив за деньги, собственники должны были по идее как можно рациональнее использовать своё капитальное имущество.

Как же предусматривалось обеспечить справедливость и не обделить тех, кто не работал на предприятиях, а был задействован в государственном секторе – учителей, медицинских и научных работников, преподавателей вузов и т. д. Только с учетом интересов этих слоев населения обеспечивался массовый характер приватизации. В августе 1992 г. вышел Указ Президента «О введение в действие приватизационных чеков в РФ». Чеки вводились вместо приватизационных счетов, на которых скапливались бы деньги. Такого «дележа пирога» решили не устраивать из-за долгосрочности варианта, ибо опасались реставрации режима.

Кстати, в октябре 1993 г. действие чеков пришлось продлить (Указ Президента «О продлении сроков действия приватизационных чеков выпуска 1992 г»)

Таким образом, несомненной особенностью преобразований собственности в России были высокие темпы, обусловленные жесткой политической борьбой, сильным противостоянием сторонников старой системы и «рыночников».

Для того, чтобы собственность не распылялась, А.Б.Чубайс и его сторонники настояли на том, чтобы ваучеры можно было продавать и они могли сосредотачиваться в руках тех, кто желал быть эффективным собственником. Поэтому все-таки были выпущены бумажные носители. Их раздавали всем с августа 1992 г.. Всего было выдано 144 млн. ваучеров номинальной стоимостью 10 тыс. рублей. Эта номинальная цена была условностью — так было оценено по балансовой стоимости всё государственное имущество, находящееся в производственном секторе страны.

Это важно знать:  Завещание на долю в приватизированной квартире

Ваучер стал загадочной ценной бумагой, ценности которой многие не видели или очень сомневались в ней. То обстоятельство, что ваучер можно было продавать, породило специфический рынок. На площадках перед городскими рынками, особенно перед входом на Центральный рынок можно было встретить людей, стоящих с вывеской на груди: «Куплю ваучер». Те, кто нуждался в деньгах сегодня и сейчас, немедленно продавали свои приватизационные чеки примерно за 60 рублей, кто надеялся более выгодно продать — выжидали. Цены колебались, люди боялись продешевить и тоже продавали. Некоторые студенты 2000-х годов вспоминают, кому что купили на ваучер: зимний комбинезон, кроссовки. Те, кто надеялся на лучшее, вкладывали ваучеры в предприятия. Ну а те, кто имел лишние деньги и сноровку, стали активно их скупать. Говорят, те люди, которые стояли на рынках с объявлениями на груди, были наемными именно для скупки ваучеров. Всё-таки, судьба приватизационных чеков не была ясна широким слоям населения. Посвящены в правильную стратегию поведения были люди, близкие не к научным институтам, а к властным структурам. Поскольку тогда уже было реальностью спрогнозированное политологами в середине 1980-х гг. слияние власти и криминала, постольку криминал оказался готовым поступать так, как и следовало поступать в своих интересах – всё скупать.

Буквально параллельным с приватизацией процессом было расширение теневого сектора. Недостатки законодательства, отсутствие рыночной оценки стоимости предприятий способствовали криминализации рыночной экономики с самой её колыбели[6].

Количественные параметры первого этапа приватизации выглядят так:

В итоге первого этапа приватизации примерно 2/3 ВВП стало производиться в негосударственном секторе экономики (это частные предприятия и предприятия с государственным участием).

Доходы от приватизации 1-го периода были ничтожны – 760 млрд. руб. к к. 1993г. Это мизер при тех темпах инфляции, которые тогда были.

Мы уже говорили о жестком противостоянии сторонников и противников рыночных преобразований. Или, точнее говоря, сторонников постепенного, мягкого и быстрого, жесткого перехода к рынку. Оценка первого этапа приватизации в устах тех и других диаметрально противоположна[8].

— народ ограблен, ваучеры оказались бумажками;

-ценнейшие объекты собственности отданы даром, бюджет ничего не получил;

-обещанные эффективные собственники не появились. Один из наиболее последовательных оппонентов либеральных реформ С.Ю.Глазьев утверждал, что под «внешним контролем» МВФ в России было применена технология «бархатной» колонизации.

-несмотря на все недостатки, государство избавилось от финансовой опеки над огромным количеством предприятий, что было необходимо не только с точки зрения преобразований базиса, но и с точки зрения выхода из бюджетного кризиса, даже не выхода, а прекращения дальнейшего падения…

Второй этап – денежная приватизация – начинается в середине 1994 г., когда было объявлено о прекращении действия приватизационных чеков.

По мнению правых значительную часть оставшихся активов государства следовало продать. При этом целевая установка менялась. Главной задачей стало пополнение госбюджета. То есть этот этап должен был стать приватизацией денежной. Дело в том, что с начала 1995 г. прекратилось эмиссионное финансирование бюджетного дефицита. После «черного вторника» 11 октября 1994 г. надо было безотлагательно решать задачу финансовой стабилизации. Первым вице-премьером стал А.Чубайс, он стал отвечать за эту работу. Трудность заключалась в том, что сбор налогов падал, а расходы в преддверии выборов росли. Одной из возможностей закрытия временного разрыва между доходами и расходами бюджета (доходы поступают от таких налогов, которые в конце года собираются, а выплачивать пенсии и зарплаты надо ежемесячно) была как раз продажа собственности государства.

Новый этап приватизации требовал других организационных форм, других механизмов. Появился такой механизм, как инвестиционный конкурс. Продажа по конкурсу была прописана как способ приватизации в самом первом законе о приватизации в декабре 1991 г. Однако этот способ не получил какой-либо конкретизации. Правительство на протяжении всего периода не утвердило Положение об инвестиционных конкурсах (торгах), нарушая предписания Государственной программы приватизации. Отсюда – бесконтрольность и ведение дел в интересах отдельных лиц. Инвестиционные конкурсы были «конкурсами обещаний». Среди покупателей выбирались такие, которые обещали больше других. Однако, став собственниками, они зачастую попросту и не могли выполнить обещанное (например, финансирование развития). По расчетам Правительства, которое находилось в теснейших тисках дефицита госбюджета, приватизация в 1995 г. должна была закрыть 16% дефицита консолидированного бюджета.

Самой яркой и самой скандальной страницей второго этапа приватизации стали так называемые залоговые аукционы. Их предложил в марте 1995 г. В.О. Потанин. Суть её заключалась в следующем.

Ряд российских банков после аукциона предоставляет кредит правительству под залог принадлежащих ему акций ряда предприятий. По истечении установленного срока Правительство организует конкурс по продаже заложенных акций и либо возвращает кредит из вырученных денег, либо эти акции переходят в собственность кредиторов.

От залоговых аукционов до конца 1995 г. правительство получило около 1 млрд. долл.. Задание по приватизации было выполнено, финансовая стабилизация состоялась. Всего на залоговых аукционах тогда были выставлены пакеты 12 предприятий (слайд).

Здесь мы сможем увидеть, что в течение всех 1990-х гг. практика приватизации в России осуществлялась «на ощупь», без теоретической базы, методом проб и ошибок, что законодательная база не поспевала за стремительным ходом первоначального накопления капитала в России.

Третий этап приватизации принято начинать достаточно условно с 2000 года. Его особенность состоит в том, что продаются главным образом не объекты собственности государства, а государственные пакеты акций. Распродажа муниципальной собственности (продолжающаяся приватизация квартир, продажа первых этажей жилых зданий, где располагались универмаги и гастрономы) позволяет получать дополнительные доходы в муниципальные бюджеты и бюджеты субъектов Федерации. Этот этап сделал более усложненной процедуру оформления прав собственности. Здесь увеличились не только цены приватизируемых объектов, но и трансакционные издержки.

Отечественные транзитологии выделяют более десятка пунктов, когда формулируют особенности российской приватизации. Мы отметим лишь несколько:

— рекордно высокие темпы и сжатые сроки;

— большая значимость политических мотивов и задач;

-отсутствие реформаторских импульсов «снизу», отсутствие широкой социальной базы, проведение приватизации слабым государством.

Эти особенности явились причиной таких последствий, как быстрая концентрация капитала и образование узкого слоя собственников. Интегрированные бизнес – группы составили организационную структуру современной российской экономики. Малый и средний бизнес, не имевший и не имеющий такой мощной поддержки, как крупный капитал, развивался и развивается недостаточно динамично и во влиятельный сектор экономики превратиться так и не смог.

Имущественная дифференциация, явившаяся главным социальным итогом приватизации, представляется самым негативным явлением современности. Такая ситуация, когда значительная часть населения имеет доходы ниже или равные одному прожиточному минимуму, а средний класс России не может приравниваться по уровню жизни к среднему классу развитых стран, требует проведения политики по выравниванию доходов, в частности за счет государственных трансфертов. Это, однако, ведет к срыву политики по таргетированию инфляции. Высокая имущественная и социальная дифференциация может быть преодолена не только на путях модернизации российской экономики, повышения её конкурентоспособности и эффективности, но и изменения хозяйственного механизма, в частности, введения прогрессивной системы налогообложения. Введенный в свое время пропорциональный подоходный налог, когда любые доходы облагаются налогом по одной ставке, сыграл свою положительную роль и, по мнению многих экономистов, пришла пора переходить к прогрессивной системе налогообложения.

Изменив содержание отношений собственности, в корне преобразив структуру форм собственности, приватизация открыла возможность для либерализации экономики, для действия рыночного механизма.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

»

Следующая
ПриватизацияКак узаконить дорогу к земельному участку

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector